Новости

Тюремные университеты: как йога не дала мне умереть на зоне

© facebook.com

Моё внимание к йоге привлекли два человека. Наёмный убийца из бригады Кингисеппских и шпион из Китая. Лысый сокамерник с широкими плечами и двенадцатью трупами (только из доказанного) считал себя буддистом и занимался йогой по книжке.

Каждое утро до поездки в суд и каждый вечер после. На мой вопрос, как он может быть одновременно и буддистом, и киллером, сосед без особых раздумий ответил, что убивать он перестанет, но только в следующей жизни.

Днём киллер ездил в суд, я же по его книге осваивал забавные позы. Так моя утренняя растяжка превратилась в ежедневные комплексы асан. Позже буддист получил всего 16 «строгого» и был тому несказанно рад. При очередном переезде он подарил мне книгу по йоге. Китайский шпион, на этот раз настоящий — охотник за секретами ПЗРК С-300, — был спокоен как камень и в свои пятьдесят обладал телом двадцатилетнего.

У него было немало странностей, например он подсчитывал количество своих улыбок за день и вместе с другими данными ежевечерне заполнял ими какие-то таблицы. Но зато китаец мастерски делал терапевтический массаж от пяток до макушки и обладал десятком фолиантов о мужском здоровье. Естественно, на китайском языке. Как-то я спросил его, что нужно делать, чтобы стояк у меня был минимум до 80-ти лет.

Надо заниматься йогой, ответил он, и иметь постоянный секс раз в трое суток. Тема секса на ближайшие годы была для меня закрыта, а потому я решил развить тему йоги. Тем более китаец ежедневно демонстрировал мне её на прогулке. Как при этом раздеваться по пояс и не мёрзнуть в ноябре, он тоже мне подробно объяснил.

В костромском лагере йога согревала меня в карцере. Гулять выводили на февральский мороз «глубоко за тридцать» в полшестого утра. Но уже через год, в бараке отряда, йогой занималась целая группа небезразличных к себе зеков. В краснознамённой исправительной колонии города Кемерово карантинная мясорубка перемалывала с хрустом людей круглые сутки. Всё это время я жил в сверкающей шляпке гвоздя на деревянном полу.

Многочасовые медитации на блеск определённо помогли мне не сойти с ума от того психологического шока, в коем находился каждый из нас. В течение всех двух недель карантина разнообразные издевательства не приносили мне особый вред, ибо я был вне стен, вне своего тела. И в этом мне помогала йога. Когда два десятка зеков во весь голос пели гимн России, чтобы заглушить вопли бедолаги за стеной (до смерти, кстати, замученного), не свихнуться и на всё смотреть трезвым взглядом репортёра мне помогала йога.

Когда эти же два десятка человек еле двигались вплотную друг к другу полумёртвой гусеницей в сорокаградусный мороз на прогулке и, при этом, на всех нас были лишь стеклянные от холода тонкие синтетические робы, не замерзать и не болеть мне помогала йога.

Практиковать йогу можно и тогда, когда тебя, например, замотали скотчем с головы до ног и на несколько часов оставили голым на холодном цементном полу. Или тогда, когда сначала разряжают о пузо электрошокер, а потом суют под нос для поцелуя оперской ботинок. Ситуации в «красных» лагерях бывают разные. Разнообразнейшие. Перед самым освобождением, в качестве наказания, мне выписали «пятнашек» штрафного изолятора общим сроком на восемь месяцев.

Сидел в «одиночке». Психолог, что ежедневно меня навещал, уходил как можно скорее. Иначе на голову встал бы и он. Инспектора же моему счастью поверили только месяца через два. Но и они не поняли того, что счастье — это не стечение обстоятельств. Это, скорее, волевой акт. И этому тоже учит йога.

Йога — это спокойствие во время угроз, шантажа и избиений. Это возможность рационально мыслить и быстро принимать адекватные решения в максимально возможной для обычного человека стрессовой ситуации. В конце концов, йога — это здоровье и вечная улыбка внутри и снаружи. Поэтому частью моих постов будут тексты о йоге. В том числе и о йоге в тюрьме. В том числе и о йоге на воле. Ом, мои дорогие читатели. Ом.

https://www.ridus.ru/news/287889?utm_campaign=ridus&utm_…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.