Новости

С Виталины Цымбалюк-Романовской сняли обвинения

На своей странице в Facebook Виталина Цымбалюк-Романовская рассказала о приговоре после спора с Арменом Джигарханяном. Большинство подписчиков порадовались за украинскую пианистку, считая, что она легко отделалась. Сама она намерена оспорить решение. Правозащитник Александр Хаминский поддержал эту позицию.

Несмотря на то, что ни 200 часов обязательных работ, ни 200 тысяч рублей
компенсации в пользу Армена Джигарханяна,  назначенных судом вместо затребованных
трех миллионов, саму Виталину Цымбалюк-Романовскую не страшат, она намерена подавать апелляцию и
принципиально бороться за свое честное имя. Девушка считает, что ее засудили в угоду
былым заслугам артиста Джигарханяна.

Эту
позицию поддерживает и правозащитник Александр Хаминский. По его мнению,
поводов к апелляции более чем достаточно. «Здесь дело совсем не в том, является ли сумма в двести тысяч рублей для
Виталины ощутимой, и способна ли девушка к двумстам часам обязательных работ.
Главное – она была осуждена, и судом был вынесен обвинительный приговор по
уголовной статье. При этом уголовное наказание было назначено совершенно
безосновательно», – заметил он в разговоре с «Дни.ру».

Юрист
пояснил, что в случае, когда деяние гражданина содержит в себе состав
преступления, необходимо этот состав определить, конкретизировать, установить
степень участия лица в совершенном преступлении, доказать что именно оно его и совершило.
А самое главное – установить факт виновности деяния, то есть. наличие умысла на его
совершение. По словам Хаминского, суд вообще был не вправе выносить Цымбалюк-Романовской
приговор по статье «Нарушение неприкосновенности частной жизни», так как речь шла об обстоятельствах, вытекающих
исключительно из взаимоотношений работодателя и работника.

«Давайте посмотрим, что произошло по мнению следствия. В служебном кабинете одного
из сотрудников учреждения, которым руководила Виталина, были обнаружены аудио-
и видео-записывающие устройства. В условиях презумпции невиновности доказать,
что руководитель организации распорядился установить спецоборудование, чтобы заниматься
сбором информации о личной жизни своего сотрудника, а не о соблюдении им
трудовой дисциплины, крайне трудно. Практически невозможно. И никакие
родственные отношения не дают следствию права полагать, что тот же самый Армен
Борисович, каким бы народным-всенародным он ни был, имеет преференции перед
другими служащими театра (в театре ведь именно служат!)», – объяснил Александр Хаминский.

«Но этим никто не стал
заморачиваться. Вот и получилось, что изначально предполагался один состав, а
доказательства пытались подогнать совсем под другой. И возникла ситуация, как в
анекдоте: «Доктор сказал – в морг, значит, в морг». Разница в том, что
следствие изначально установило те обстоятельства, которые могут быть связаны
исключительно со взаимоотношениями директора и художественного руководителя
театра. И нужно понимать, что директор в данном случае являлся работодателем, а
худрук – работником. Причем именно в том смысле, как это понимается Трудовым
кодексом России», – подчеркнул он.

Исходя
из комментариев Хаминского, получается, что Цымбалюк-Романовской изначально инкриминировали
совсем не то, что следовало. «Виталина – пианистка, а не специалист по монтажу спецтехники. Поэтому для
начала неплохо бы доказать, что не только оборудование было установлено по ее
указанию, но и цель его установки состояла в сборе информации личного, а не
служебного характера. И бремя доказывания этих обстоятельств лежит на
следствии. И только доказав это, можно было бы выходить с обвинением. А следствие
сделало вид, что никаких служебных отношений между директором и худруком не существовало
априори», – заметил юрист.

Правозащитник
считает, что, как и в деле футболистов Кокорина и
Мамаева,
следствие, а затем и суд пошли на поводу у общественного мнения, проявив в
такой странной форме уважение к заслугам Джигарханяна-артиста. В странной,
поскольку она не имеет ничего общего с нормами права.

«Не делает ситуацию более «красивой» даже то, что наказание, предусмотренное частью первой статьи 137 Уголовного кодекса России «Нарушение неприкосновенности частной жизни», более мягкое, нежели по части второй. И вызывает большие вопросы, по
какой причине следствием и судом не были учтены обстоятельства, доказывать
которые нет никакой нужды в силу их очевидности: да, директор распорядилась
установить оборудование, фиксирующее действия сотрудника в служебное время. Но никакой
взаимосвязи с тем фактом, что граждане при этом являлись мужем с женой, это не
имело. В конце концов, работодатель вправе осуществлять любые мероприятия по
контролю за трудовой дисциплиной, не запрещенные законом, чтобы быть уверенным
в том, что в служебное время работники посвящают себя именно служебным делам. И
ошибка Виталины заключалась только в том, что она должна была предупреждать
работников о наличии систем видеонаблюдения. Но это уже проступок, скорее, из области дисциплинарной ответственности», – заключил Александр Хаминский.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.