Новости

Франция и головоломка джихадистов

Франция и головоломка джихадистов

23 ноября 2018 г. 21:49:51

Эти сведения не были подтверждены ни одним из официальных источников, однако, как утверждают некоторые семьи французских джихадистов, последние бомбардировки коалиции 11 и 17 ноября по сирийскому городу Хаджин, который представляет собой один из последних оплотов «Исламского государства» оказались особенно кровопролитными и в частности унесли жизни женщин и детей. Дошло до того, что их близкие, которые сформировали во Франции группу «Единые семьи», решили 21 ноября направить письмо президенту Эммануэлю Макрону в робкой надежде на то, что у них получится привлечь внимание к участи их дочерей и внуков (они считают их мирными жителями, подлежащими эвакуации, а не устранению боевиками).

Проблемный вопрос, оказавшийся на стыке международного гуманитарного права и реалий войны. Что касается фактов, с начала ноября авиация и артиллерия коалиции действительно сосредоточила удары по району Хаджина, полосе земли протяженностью в десять километров в долине Евфрата, где расположено несколько подконтрольных ИГ населенных пунктов. Как сообщается в вышедшем в среду пресс-релизе американской армии, всего по зоне было нанесено 168 ударов. Кадры, которые удалось снять сирийскому солдату из Аш-Шаафы (поселок ниже по течению реки) демонстрируют ночные удары по городу, где, как известно, находятся иностранные боевики и их семьи.

Как сообщают получившие послания родственники, в результате ударов погибли, по меньшей мере, один мужчина, четыре женщины и около двадцати детей. Все они — французские граждане. В частности речь идет о французе из Люнеля, его супруге и двух их детях, а также 38-летней уроженке Иль-де-Франс и четырех ее детях, которым было от одного года до десяти лет. Выжил лишь старший сын 12 лет, если верить полученным его дедом сведениям, которыми тот поделился с «Монд». Кроме того, по информации родственников, в Хаджине была убита уроженка Нидерландов и ее дочь.

Cитуация не меняется

До настоящего момента основное внимание привлекала к себе судьба француженок и их детей, которые оказались в руках курдов на территории Сирийского Курдистана (север страны). 24 октября французский источник сообщил, что ему известно примерно о 60 женщинах и 150 детях. Как бы то ни было, лишь немногие из них на самом деле находятся в организованных курдами лагерях. По информации осведомленного источника, порядка 15 женщин и 55 детей находятся в лагере Родж, а еще восемь матерей с 15 маленькими детьми размещены в лагерях Айн Иса и Ах-Хол. Остальные пока что не были нигде официально зарегистрированы.

Бомбардироваки же пролили свет на участь тех, кто находится на юго-востоке страны, вдоль течения Евфрата, где курды и их местные союзники ведут наземное наступление. Хаджин на самом деле далеко не так уязвим, как можно было бы подумать. Боевики ИГ не в беспорядке бежали туда, а, скорее, отошли на заранее подготовленные позиции. Там разместились лидеры организации, а также штаб-квартира его пропаганды, и оно не теряет надежд на возрождение. В частности, именно там сейчас находятся братья Клен, которых разыскивают французские спецслужбы в связи с их предполагаемой причастностью к множеству терактов во Франции.

24 октября французская дипломатия предложила репатриацию детей при условии, что их матери останутся в Сирии и отдадут себя под суд. Тем не менее район Хаджина сейчас представляет собой западню без гуманитарного коридора: с одной стороны его окружают силы режима, а с другой — коалиция. Кроме того, со временем это предложение сдулось. Ситуация застыла в одной точке, признает осведомленный источник. В курдских лагерях пока что только одна женщина согласилась расстаться с детьми. К тому же, был выявлен риск нарушения ряда международных конвенций: если не считать трех сирот, разлучение матерей и детей может подставить государство под иски в связи с нарушением «высших интересов ребенка».

Париж полагает, что такая ситуация может сохраниться надолго. С приближением зимы Франция решила предоставить субсидии ряду ассоциаций, которые работают в курдских лагерях, в рамках направленных на восстановление средств. Цель программы — улучить условия жизни матерей.

Кроме того, контролируемые сирийскими курдами зоны не представляют собой государство. Поэтому вынесенное в таких условиях решение суда имеет лишь относительную значимость. Помимо вопроса женщин, в более отдаленной перспективе это поднимает и проблему джихадистов-мужчин, часть которых тоже оказались в руках курдов. По нашим сведениям, около 30 из них сейчас содержатся в гораздо более жестких условиях, чем женщины под бдительным наблюдением курдов и (временно) коалиции.

Лидеры французского джихада

Среди находящихся под стражей числятся и лидеры французского джихада, начиная с Адриана Гиаля (Adrien Guihal). Именно этот бывший автомеханик зачитал послание ИГ, в котором оно взяло на себя ответственность за убийство полицейского и его девушки в Магнавиле в июне 2016 года и теракт в Ницце 14 июля того же года. Вместе с ним сидят Тома Барнуен (Thomas Barnouin) et Тома Колланж (Thomas Collange), первопроходцы ячейки Артига, одной из первых организаций, которая отправляла французских боевиков в Ирак в середине 2000-х годов. Специалисты по тюремной среде опасаются того влияния, которым они (как, впрочем, и принявшие радикальную идеологию женщины) могут обладать во французских тюрьмах.

Осведомленный источник отмечает и другой регион (помимо Хаджина и Сирийского Курдистана), который за последние месяцы стал приоритетом и настоящим кошмаром французских борцов с терроризмом. Речь идет об Идлибе, который расположен на востоке Сирии, к югу от Алеппо. По нашим сведениям, там укрылись порядка сотни французов: мужчины, женщины и дети.

Среди них находится ветеран Афганистана Слиман Халфави (Slimane Khalfaoui), которому в 2004 году дали десять лет за подготовку теракта на рождественской ярмарке в Страсбурге четырьмя годами ранее. Вести наблюдение за этим регионом крайне сложно из-за большого числа оспаривающих ее вооруженных групп. Для них это — стратегически важное место, поскольку оно защищено от авиаударов благодаря закрытию воздушного пространства Турцией.

Точечное наблюдение

По меньшей мере, шесть групп делят между собой Идлиб в надежде вновь сделать его тыловой базой. Прежде всего, ИГ стремится переместиться туда из Хаджина. «Аль-Каида» в свою очередь представлена двумя движениями с разными взглядами на будущее.

Во-первых, это более крупный «Хайят Тахрир аш-Шам»: после смены названия «ан-Нусра» в январе 2017 года он дистанцировался от «Аль-Каиды» и молчаливо соблюдает перемирие между мятежниками и силами Башара Асада. Во-вторых, это «Танзим Хуррас ад-Дин»: это движение присягнуло на верность исторической организации и считает себя ее самым активным «представительством». Это не говоря уже о группе одного из самых давних французских джихадистских вербовщиков Омара Диаби (Omar Diaby), которая сегодня разрывается между несколькими силами.

Во всех этих движениях есть крупные подразделения французских и западных добровольцев. Кроме того, они ведут войну на выживание с точечными устранениями противников и братоубийственными столкновениями. Так, около десяти французов были задержаны 11 ноября после столкновения с силами «Хайят Тахрир аш-Шам». По данным осведомленного источника, Омар Диаби уже в третий раз оказался в тюрьме движения. «Хайят Тахрир аш-Шам» выступает против присутствия не присягнувших ему на верность иностранных боевиков и опасается, что не сможет контролировать наиболее радикальные элементы (некоторые из них — выходцы из ИГ).

Такая ситуация вынуждает вести «точечное» наблюдение, отмечает осведомленный источник. Работа тем деликатнее, что ряд французов сейчас рассеяны по промежуточным зонам, которые не относятся ни к Идлибу, ни к Сирийскому Курдистану. Некоторые джихадисты с семьями ждут там проводников, чтобы попасть в Турцию, а другие стали пленниками различных вооруженных групп.

Отслеживание проникновений на территорию Турции, в частности на юго-восток страны, становится в этой связи еще одной важной задачей. Официально, не существует каких-либо данных о числе французских джихадистов, которым удалось по-тихому укрыться в этой приграничной зоне. Одни стремятся просто бежать, а другие мечтают возобновить свой джихадистский проект в другом месте. Европейские страны сообщают об этом турецким властям, однако те сейчас слишком заняты курдами и не считают отслеживание западных джихадистов своим приоритетом.

Последний тревожный момент касается участи «пропавших без вести». Речь идет о джихадистах (мужчинах и женщинах), сведений о которых не поступало на протяжение года. По нашей информации, в этой категории оказались порядка 200 французов. С учетом граждан других стран, число таких лиц достигает 500.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.