Новости

Крымский мост: Море окрасила первая кровь

С понедельника, 26 ноября, на Украине решено ввести военное положение сроком на 60 суток, а Вооруженные силы этой страны привести в боевую готовность «полная». Так постановил Совет национальной безопасности и обороны, срочное заседание которого под председательством президента Петра Порошенко состоялось ночью в Киеве. В течение нескольких часов решение о введении военного положение планируется утвердить на внеочередном заседании Верховной Рады. При этом специально уточнено, что этот шаг все же пока не означает объявления войны России. Мобилизацию тоже предполагается не объявлять. Но, по словам Порошенко, следует быть наготове.

Все это произошло после того, как в воскресенье поздно вечером в Керченском проливе случилось первое в истории боевое столкновение между флотами России и Украины. В тот же день Киев обратился в ООН с просьбой созвать срочное заседание Совета безопасности этой организации. По поручению президента Порошенко МИД его страны начал экстренные консультации с НАТО и ЕС по поводу происходящих событий.

По сообщению Киева, поступившему в воскресенье в 20:43, российскими кораблями была обстреляна корабельная группа ВМСУ в составе двух малых бронированных артиллерийских катеров (МБАК) и рейдового буксира, к полудню пришедшая сюда из Одессы и направлявшаяся в Азовское море.

По сведениям украинского командования, в результате артиллерийского огня с российских кораблей МБАК «Бердянск» и «Никополь» при отходе от Керченского пролива в сторону Одессы получили боевые повреждения, потеряли ход и были захвачены спецназом ФСБ РФ, высаженным с пограничного сторожевого корабля «Дон». Принужден к остановке и сопровождавший катера буксир «Яны Капу».

Экипажи обоих МБАК укрылись во внутренних помещениях катеров, задраив стальные двери изнутри. Командование ВМСУ сообщило, что шесть их моряков ранены. «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» взяты на буксир и отконвоированы в Керчь.

В 23:17 в Центре общественных связей ФСБ РФ заявили: «Имеются неопровержимые доказательства подготовки и проведения Киевом провокации силами ВМС Украины в черноморской акватории. Эти материалы скоро будут преданы гласности».

Как уже сообщала «Свободная пресса», все более серьезная эскалация событий в регионе началась ранним утром в минувшее воскресенье. Напомню: около 7:00 крымское управление ФСБ РФ заявило, что три корабля ВМС Украины, вышедшие из Одессы, «пересекли государственную границу России и движутся в сторону Керченского пролива». В ответ командование ВМС Украины сообщило, что заранее проинформировало российскую сторону о намерении совершить переход — в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву и договором между Украиной и РФ о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива.

Как бы там ни было, по боевой тревоге навстречу отряду кораблей ВМСУ из крымских баз вышли малый противолодочный корабль Черноморского флота «Суздалец», пограничный сторожевой корабль ФСБ РФ «Дон», патрульные катера типа «Соболь» и «Мангуст».

Через несколько часов напряженного преследования, пытаясь вытеснить украинских военных за пределы российских рубежей, ПСКР «Дон» совершил навал своей левой скулой на правый борт впятеро уступавшего ему по водоизмещению украинского буксира «Яны Капу» (до 1997 года РБ-308 Черноморского флота). На буксире оказалось сорвано леерное ограждение, поврежден главный двигатель и утерян спасательный плотик. Тем не менее, «Яны Капу» ход не потерял и вместе с бронекатерами на одном двигателе продолжал следовать к Керченскому проливу.

Тогда в воздух были поднята пара штурмовиков Су-25. Ближе к Керченскому проливу к ним присоединились и ударные вертолеты Ка-52.

Все, что в Черном море происходило до этого момента, до боли напоминало первый скандальный проход под Крымским мостом отряда вспомогательных судов ВМСУ в составе корабля управления «Донбасс» и буксира «Корец». Те тоже безо всякого спроса и предварительного согласования с Москвой ломанулись из Одессы в Азовское море 22 сентября нынешнего года.

Боевой потенциал «Донбасса» и «Кореца» был и остается нулевым. Тем не менее, как и в минувшее воскресенье, при приближении украинского отряда к крымскому побережью на всякий случай навстречу один за другим были выдвинуты до десятка российских пограничных катеров и кораблей Черноморского флота. В их числе — российский разведывательный корабль «Приднестровье». В воздух с севастопольского аэродрома Бельбек по тревоге взлетели многоцелевые истребители Су-30СМ с противокорабельными ракетами под крыльями.

А когда выяснилось, что с воздуха переход украинского отряда из Черного в Азовское море обеспечивает еще и барражирующий неподалеку от Крыма американский самолет-разведчик Boeing RC-135V с бортовым номером 64−14848, стало слишком очевидно, что эта операция явно спланирована вовсе не в Киеве. Ее цель — сугубо разведывательная. «Донбасс» с «Корецом» отправились в поход явно с единственной и провокационной целью: проверить реакцию России на такие действия потенциального противника рядом с Крымом.

Видимо, и Вашингтон, и Брюссель, и Киев в сентябре остались очень довольными результатами разыгранного как по нотам военно-политического спектакля. Москва, как оказалась, совершенно не представляла себе, как реагировать на такое. Иначе, зачем ей было вначале прибегать к явно устрашающим действиям, направляя навстречу безоружным «Донбассу» и «Корецу» многократно превосходящую их в боевой мощи армаду? Зачем над головами украинских военных моряков на предельной малой высоте раз за разом впустую проносились наши Су-30СМ? Зачем командир российского «Приднестровья» очень рискованно сближался с «Донбассом» почти на абордажную дистанцию в два кабельтова (порядка 350 метров)?

Все это было сильно похоже на очень непродуманную истерику в российских верхах. Поскольку в итоге и «Донбасс», и «Корец» в Азовское море с большими нервами мы все же мирно пропустили. И даже бесплатно предоставила своего лоцмана. Президент Украины Петр Порошенко был столь доволен исходом разведывательной экспедиции, что счел необходимым официально поздравить подчиненных с первой «перемогой» на море над Россией.

Даже тогда было понятно, что после такого исхода новая проверка решимости Москвы на достойный ответ в Керченском проливе не за горами. Вот 25 ноября ВМСУ и организовали новый поход. Но теперь дела у них пошли совершенно не как в сентябре.

Около полудня бронекатера и буксир ВМСУ оказались на подходах к Керченскому проливу. К тому времени всякое судоходство через него российскими властями было полностью остановлено. Чтобы отбить охоту у вставших на якоря для выяснения обстановки украинцев все же идти на прорыв, узкий фарватер под Крымским мостом наглухо перекрыли мобилизованным для такого дела гражданским сухогрузом и парой российских буксиров.

К вечеру воскресенья обстановка в районе конфликта оказалась такой. В нескольких милях от моста отряд ВМСУ стоял на якорях в окружении двух кораблей Черноморского флота и восьми пограничных кораблей и катеров Береговой службы ФСБ РФ. Стороны напряженно разглядывали друг друга в прицелы артиллерийских установок и пытались разгадать взаимные намерения. И вот тут внезапно выяснилось, что украинцы от желания навестить Азовское море напрочь отказались и на ночь глядя отчего-то засобирались восвояси. То есть — в Одессу. Что же произошло?

Полагаю, командование ВМСУ очень вовремя вспомнило элементарную арифметику. Автономность каждого МБАК типа «Гюрза», когда-то спроектированного для плавания на реках, мала до неприличия. Не более 7 суток. Прежде всего — из-за ограниченного запаса топлива. Если идти экономическим ходом — горючего хватает максимум на 400 миль. Примерно столько на дорогу от Одессы до Керчи катера наверняка уже израсходовали, и на дорогу домой солярки могло и не хватить. Тогда оставалась бы вся надежда на буксировку сопровождавшим «Яны Капу».

РЕКЛАМА

Дефицит топлива стал бы особенно угрожающим, если бы бронекатера в ожидании разрешения Москвы на проход еще пару суток простояли бы у Керченского пролива на якорях с непрерывно работающими дизель-генераторами. Тогда хоть сразу выбрасывайся на крымские скалы.

Далее. Сегодня на море в районе Керченского пролива и в Азовском море почти полный штиль. Но по прогнозу погоды в районе Бердянска к 1 декабря синоптики обещают высоту волн до 4 метров. Такой шторм может погубить любую «Гюрзу» быстрее вражеских снарядов. Вот поэтому, скорее всего, и велено было провокацию заканчивать и трубить «Отбой».

Но дальше случилось нечто такое, что требует объяснений от Береговой службы ФСБ РФ. К утру понедельника она еще оказалась скупа на детали, поэтому остается оперировать данными украинской стороны. Они таковы.

Где-то в районе 20:00 отряд ВМСУ стал сниматься с якорей. Это не укрылось от внимания стоявших рядом российских пограничников. Они потребовали от украинцев оставаться на местах, угрожая применением оружия. Тем не менее, «Бердянск», «Никополь» и буксир сопровождения тронулись в обратный путь.

В 20:43 появилось такое сообщение пресс-службы ВМСУ: ««После выхода из 12-мильной зоны катера ПС ФСБ РФ открыли огонь по корабельной группе Военно-Морских Сил ВС Украины. Поврежден малый бронированный артиллерийский катер «Бердянск». Катер потерял ход, есть раненый. Оружие применяется на поражение».

В 21:20 выяснилось, что досталось и «Никополю». А число раненных на катерах выросло до шести.

А вот в вышедшем позже сообщении Центра общественных связей ФСБ России указано, что около 19:00 украинские военные корабли «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» нарушили государственную границу. Поскольку они не реагировали на требования остановиться и опасно маневрировали, по ним был открыт огонь.

Согласно сведениям ФСБ, на катерах не шестеро, а трое раненных. Им оказана медицинская помощь.

Возбуждено уголовное дело. Но, бесспорно, эта трагическая история только начинается.

Из досье «СП»

Законом Украины «О правовом режиме военного положения» предусмотрено, что этот особый режим вводится во всей стране или в отдельных ее местностях в случае вооруженной агрессии или угрозы нападения, опасности государственной независимости Украины, ее территориальной целостности и предусматривает предоставление соответствующим органам государственной власти, военному командованию, военным администрациям и органам местного самоуправления полномочий, необходимых для предотвращения угрозы, отпора вооруженной агрессии и обеспечения национальной безопасности.

В частности, появляется возможность принудительно отчуждать имущество, находящееся в частной или государственной собственности для нужд государства или армии. В том числе — личные автомобили. Использование мощностей и трудовых ресурсов предприятий, учреждений и организаций всех форм собственности может быть направлено для нужд обороны. В случае необходимости разрешено вводить комендантский час и меры светомаскировки.

Не исключен запрет определенных партий и общественных объединений, а также СМИ, если власть сочтет их деятельность угрожающей национальной безопасности Украины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.