Новости

Al-monitor: Россия и Турция хотят расширить связи в разных областях

Al-monitor: Россия и Турция хотят расширить связи в разных областях

После урегулирования ситуации в Сирии, Москве и Анкаре потребуется некая иная основа для сохранения установившегося механизма взаимоотношений.

Перевод статьи, опубликованной 10 апреля 2019 года на портале al-monitor.com

В понедельник для встречи со российским коллегой президентом Владимиром Путиным в Москву прибыл президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Всего несколько дней назад российский лидер принимал у себя премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Если и есть лидер страны Ближнего Востока, который встречается с Путиным чаще, чем Нетаньяху, так это президент Турции. Только в 2018 году Эрдоган провел 13 встреч и 8 телефонных разговоров со своим российским коллегой. А вот для Нетаньяху встреча с Путиным в прошлый четверг стала 13-й с декабря 2015 года. Визит на прошлой неделе был второй поездкой Нетаньяху в Россию в 2019 году, тогда как для Эрдогана эта поездка стала уже третьей.

Примечательны также сроки и повестка этих визитов. Израильский премьер-министр нанес короткий визит в преддверии важных внутренних парламентских выборов для решения самых неотложных вопросов, а турецкий лидер отправился в давно запланированную поездку после не менее напряженных местных выборов в Турции, а целью его визита стало планирование различных стратегических инициатив. Нетаньяху надеется на личную поддержку со стороны Путина своей политической кампании, а Эрдоган хочет найти способы добиться того, чтобы отношения Анкары с Москвой позволили Турции нарастить мощь и влияние в регионе, которых страна давно желает добиться. Одновременно с этим Эрдоган пытается не позволить нынешней напряженности в отношениях с западными странами подорвать его позиции на Родине.

Предыдущие контакты России и Турции в последние несколько месяцев касались в основном ситуации в Сирии, но на этот раз повестка была в значительной степени сосредоточена на двусторонних отношениях и состояла из трех основных частей: 1) активизация практического сотрудничества по различным направлениям; 2) развитие деловых и торговых отношений; 3) укрепление гуманитарных контактов путем объявления российско-турецкого перекрестного Года культуры и туризма.

Путин и Эрдоган высоко оценили текущую динамику двусторонних отношений, указав на 15%-й рост взаимной торговли, которая сейчас оценивается в 25 млрд долларов. Кроме того, лидеры стран установили новую высокую планку – обязались добиться роста объема товарооборота до 100 млрд долларов.

«Реализуются крупные проекты: и „Аккую“— электростанция, которую мы должны запустить к 2023 году в соответствии с пожеланиями турецкой стороны, и „Турецкий поток“ — совсем недавно произошла стыковка морской и наземной частей», — заявил Путин.

Эрдоган согласился: «Действительно, строительство морской части этого газопровода завершено. Строительство сухопутной части продолжается по плану. Нам предстоит вовремя, своевременно закончить строительство и этой части газопровода».

Директор Московского научно-исследовательского центра «Современная Турция» Амур Гаджиев заявил изданию «Аль-Монитор»: «На переговорах намечены весьма конкретные задачи, в том числе в энергетическом, военно-техническом сотрудничестве и во многих других областях. Если посмотреть, кто присутствовал в соответствующих делегациях, то нетрудно заметить, что Москва и Анкара серьезно настроены вывести двусторонние отношения на качественно новый уровень. Они долго говорили о стратегическом характере отношений – теперь все по-настоящему».

Гаджиев, который также является сотрудником турецкого отделения Института востоковедения РАН, отметил важность жестов поддержки, которые Путин и Эрдоган продемонстрировали по отношению друг к другу в ходе визита.

«Это был первый зарубежный визит президента Эрдогана после муниципальных выборов, и Путин одним из первых продемонстрировал свою поддержку турецкому лидеру. Это не могло остаться незамеченным в Анкаре. В свою очередь, визит происходит в момент усиления давления на Турцию со стороны США по поводу покупки Анкарой российской зенитной системы С-400. В ответ Путин предложил Эрдогану еще больше углубить военное сотрудничество между двумя государствами», — добавил Гаджиев.

В своем вступительном слове 8-м заседании двустороннего Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ) Путин сказал: «Основные цели наших стран заключаются в укреплении оборонного сотрудничества. В первую очередь это касается завершения выполнения контракта на поставку С-400. … Также на повестке дня другие перспективные проекты, связанные с поставками современной российской военной продукции в Турецкую Республику».

Особенной популярностью в ходе заседания пользовалось слово «взаимовыгодный».

Когда Путин и Эрдоган проследовали в другой зал Кремля для встречи с представителями деловых кругов двух государств, российский президент стремился произвести на них впечатление цифрами.

«В 2018 году торговля в секторе [сельского хозяйства]выросла на 7%, достигнув $3 млрд. Взаимные инвестиции составляют около 20 миллиардов долларов. Сегодня российский Фонд прямых инвестиций подпишет соглашение с турецким Фондом национального благосостояния о создании совместной инвестиционной платформы в размере $1 млрд для инвестирования в перспективные отрасли экономики двух стран… Существует также потенциал для развития сотрудничества с Республикой Крым. Свободные ниши там заполняются быстро, в том числе иностранными инвесторами», — сказал Путин.

Эрдоган поддержал эту позицию: «Очень большой и положительный вклад имеет расширение диалога с Россией. Еще с 90-х годов экономические и торговые отношения стали локомотивом российско-турецких отношений. … Мы давно с г-ном Путиным рассматриваем идею о проведении совместной работы с деловыми кругами… Мы готовы предоставить обеспечить облегченные варианты для российских бизнесменов. Мы не рассматриваем ваши фирмы как иностранные инвестиции или российские, мы их рассматриваем как свои собственные, наши, местные фирмы».

Президент Турции также предложил Москве и Анкаре поскорее начать проводить двусторонние финансовые расчеты в национальных валютах, «чтобы у нас была возможность защищаться от манипуляций на валютных рынках».

Стороны обсудили перспективы взаимного безвизового режима, который, как отметил Путин, может быть реализован после урегулирования сирийского кризиса. «Наши спецслужбы должны работать специальные параметры по этому вопросу, и работа уже ведется», — сказал он.

Сейчас стороны договорились о безвизовом режиме для владельцев служебных паспортов.

«Если вы думаете, что у нас все переговоры были такими благостными, что мы друг друга только нахваливали и говорили о достижениях, это не так», — пошутил Путин на совместной пресс-конференции с Эрдоганом.

И действительно, лидеры двух стран так и не смогли договориться о ставке на российский газ, экспортируемый в Турцию, поскольку Путин сказал, что Газпром и его турецкие коллеги настаивают на «разных формулах расчета цены».

Не был решен и, возможно, самый важный вопрос встречи – ситуация по северо-востоку Сирии и Идлибу.

Эрдоган дал понять, что Турция не собирается мириться с курдскими силами на северо-востоке Сирии.

«Отряды народной самообороны (YPG) и Рабочая партия Курдистана (РПК) являются такой же террористической угрозой для региона, как и ДАИШ (запрещена в РФ)», — сказал он, используя арабскую аббревиатуру Исламского государства (запрещена в РФ). Тем не менее он, казалось, принял, по крайней мере, в теории, российскую позицию о том, что вопрос должен быть решен только «политическими мерами», с сохранением целостности Сирийского государства.

Москва, в свою очередь, дала понять, что не совсем довольна невыполнением Турцией сочинских договоренностей по деэскалации в Идлибе, но Путин сделал щедрый жест, говоря о том, что Россия терпелива и «понимает все осложнения», с которыми сталкивается Анкара.

«Идлибская проблема острая. Действительно, нам пока не удалось выйти на те параметры, о которых мы в Сочи договаривались, но я считаю, что она решаемая. Совсем недавно встречались наши министры обороны, обсуждали эту тему… Нам пока не удалось создать совместный центр мониторинга, но уверен, что мы это сделаем… Все террористические гнезда должны быть ликвидированы, уничтожены, мы будем к этому стремиться. А для того, чтобы создать условия для мирного процесса, нам, конечно, эту проблему идлибской зоны нужно решить. Мы сделать это можем только совместно, по этому пути будем двигаться дальше», — сказал Путин.

В ходе переговоров четко обозначились два элемента нынешнего подхода России к Турции. Во-первых, по большинству чувствительных для Анкары вопросов Москва стремится выразить такое сочувствие, которое Эрдоган не находит ни в США, ни в Европе. Во-вторых, целью встречи было выйти за рамки обсуждения ситуации в Сирии на новый уровень двусторонних отношений. Высказывания Путина говорят о том, что он искренне верит, что обе нынешние угрозы безопасности Сирии — ситуация в Идлибе и северо-востоке – будут решены в ближайшее время. Может быть, верно, что часики тикают для президента Сирии Башара Асада, который стремится контролировать всю территорию Сирии, но Турция и особенно Россия могут позволить себе не торопиться. Однако после урегулирования ситуации в Сирии, Москве и Анкаре потребуется некая иная основа для сохранения установившегося механизма взаимоотношений. Сосредоточение внимания на текущих конфликтах, как бы важно это ни было, несколько отвлекает от работы в стратегическом направлении по развитию российско-турецких отношений. Обсуждение поставки ЗРК С-400 может стать первым серьезным этапом нового политического курса.

Максим Сучков (Maxim A. Suchkov)

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.